«...ибо мы больше верны прочитанному, чем старушечьим россказням...»

Iordan, Getica, 38

«...nos enim potius lectioni credimus quam fabulis anilibus consentimus...»

Iordan, Getica, 38

Полевой дневник

День восемнадцатый, или Фритигерн призывает к оружию

09 августа 2018 года

Наши практиканты так освоились на своем месте, что оно им на время археологической практики стало настоящим домом. А дома, как известно, и стены помогают. Это не то что готы, вынужденные спасаться от полчищ гуннов на территории своего бывшего заклятого врага – в провинциях Римской империи... Иордан с большим сожалением пишет, что «их постигли, - как это бывает с народом, когда он еще непрочно обосновался на месте, - оскудение и голод...» (Иордан, Гетика, 134). Конечно, готские вожди как-то пытались выйти из ситуации и попросили римлян открыть для них что-то вроде рынка – торжища, где они могли бы выменивать золотот и другие вещи на еду. Но римляне поступают подло: «побуждаемые алчностью, пустились продавать не только мясо, баранье или бычье, но даже дохлятину - собачью и других нечистых животных, причем по высокой цене; дело дошло до того, что любого раба продавали за один хлеб или за десять фунтов говядины. Когда же ни рабов, ни утвари [у готов] не стало, жадный купец, побежденный [чужой] нуждой, потребовал их сыновей» (Иордан, Гетика, 134-135). Представить чувства готов не трудно: чувство стыда, обиды, унижения и злобы. Они загнаны в угол, а, как известно, любая мышь, загнанная в угол способна на многое. Но был среди них такой готский князь – Фритигерн, которому суждено было начать бороться с этой несправедливостью... 
Представить только, все эти события происходили тогда, когда жили люди, оставившие поселение и могильник, исследуемый нами! Слышали ли они об унижениях их собратьев на чужбине? Сочувствовали ли? Или жалели, что не присоединилсь к ним, а вынуждены жить под гнетом гуннов? Увы, археологический материал не в состоянии ответить на эти вопросы. Он может только констатировать какой посудой пользовались жители поселения, а какую клали в могилы усопшим, какие украшения предпочитали и в каких домах жили. С каждым годом поселение и могильник дают нам всё больше и больше информации об этом. 
На поселении целый день работала экспедииция: с утра там была сделана подчистка последней траншеи, завершены работы с отвалами возле объекта, сфотографированы и зарисованы профили раскопов; во второй половине дня профили на объектом были снесены и очищено всё его пятно. И вот впервые нам представился весь объект во всей свое й красе! Хм, краса конечно особенная – археологическая, мало понятная обывателю. Но для нас это темное пятно гумуса на фоне желтого материка значит многое и выглядит действительно красиво. Каждый раз мы испытываем такие ощущения, какие наверняка испытывали первооткрыватели: здесь и сейчас мы прикоснемся к остаткам сооружения, существовавшего больше чем полторы тысячи лет назад! Глубок ли его котлован? Что лежит на его дне? Ведь иногда бывает, что дно таких объектов содержит предметы, оставленные или потерянные его хозяевами в древности. А пока размечаем объект на четыре сектора, по которым и будем тщательно изучать остатки зодчества древних. 
Могильник же продолжал жить (уж простите за такую игру слов!) эйфорией изучения 231 погребения. Сегодня продолжались его зарисовка, описание, фотографирование мельчайших деталей, создание фотограмметрической модели и снятие. Эх, взять бы это погребение да целиком доставить в музей! Но увы. Поэтому единственными зрителями и посетителями «музея под открытым небом», которым удалось увидеть это уникальное погребение «в живую» (ох уж эти игры слов...) были наши практиканты и школьники. Совсем скоро этот комплекс войдет в книги и статьи, а о 2018 годе участники раскопок будут вспоминать как о «годе, в котором нашли погребение с амфорой», а пока Михаил Васильевич Любичев проводит всем лекцию прямо возле «экспоната». Такие лекции – бесценны. Пожалуй, все лекции по археологии в университете стоят ее одной – ведь здесь можно увидеть всё: и методику раскопок, и древние вещи, и услышать первые выводы и интерпретации. Это и есть – настоящая археология! Кстати, снятие вещей погеребения принесло еще новые находки: раковины-украшения, пряслица и много другое. 
Кроме того на могильнике сегодня произошло еще одно важное событие – практиканты и школьники совместными усилиями закончили исследования западных секторов. Там не было обнаружено новых погребений, а это значит, мы теперь более точно знаем границы памятника. Этот вывод сам по себе достоин самых высоких похвал. Ай да мы, ай да молодцы)))
Практиканты это погребение обсуждали целый день: и во время обеда и ужина, и во время заготовки и рубки дров, и во время мытья керамики, и даже во время «сиесты» - отдыха в тени деревьев у палаток. Экспедиция тоже обсуждала, но при этом была максимально сосредоточена – сейчас идут последние дни летнего сезона в Войтенках, нужны максимум концентрации и мобилизации сил: в грамотной расчистке и фиксации объекта на поселении, в порядке в полевой документации, в слаженности жизни на базе экспедиции и работе на раскопах. Отдыхать экспедиции сейчас некогда – отдых будет потом, а сейчас работа, работа, работа... 
Возможно, не был бы внимателен и сосредоточен в свое время готский князь Фритигерн – и это стоило бы ему жизни. А история в «Гетике» записана такая: римские военачальники задумали убить этого готского князя, пригласив его на пир. Дальше рассказывает Иордан: «Фритигерн, не подозревая об обмане, пришел на пиршество с небольшой дружиной и, когда угощался в помещении претория, услышал крик несчастных умерщвляемых: солдаты военачальника по приказу последнего пытались перебить его товарищей, запертых в другой части [здания]; однако резко раздавшийся голос погибающих отозвался в настороженных ушах Фритигерна; поняв и открыв обман, он обнажил меч, покинул пир, с великой отвагой и стремительностью избавил своих соратников от угрожавшей им смерти и воодушевил их на избиение римлян» (Иордан, Гетика, 136). Фактически это стало началом восстания унижаемых римлянами готов: «...эти храбрецы предпочли лучше погибнуть в сражении, чем от голода, и вот тотчас же поднимают они оружие... Этот самый день унес с собой как голод готов, так и безопасность римлян. И начали тогда готы, уже не как пришельцы и чужаки, но как [римские] граждане и господа повелевать землевладельцами и держать в своей власти все северные области вплоть до Данубия» (Иордан, Гетика, 137).
Вновь и вновь, сидя у костра, после подведения итогов, мы в красках пытаемся представить историю готов, спорим об их поведении, равно как и поведении римлян. Всё же труд Иордана поучителен: с одной стороны он показывает до чего может довести алчность, а с другой – как опасно доверять бывшему врагу. Прочувствовал это и император Валент, еще недавно радовавшийся принятию готского народа под свою высокую руку: «Узнав об этом ..., император Валент немедленно вооружил войско и выступил в области Фракии. После того как там произошла плачевная битва, причем победили готы, римский император бежал в какое-то поместье около Адрианополя; готы же, не зная, что он скрывается в жалком домишке, подложили [под него] огонь, как это обычно для озверевшего врага, и император был сожжен с царственным великолепием... С того времени везеготы после столь великой и славной победы расселились в обеих Фракиях и в Дакии Прибрежной, владея ими, как родной землей» (Иордан, Гетика, 138). Так готы обретают новую землю. Так история начинает новый виток. Завтра начнется новый день. А пока нас ждет сон. На раскопках иногда снятся очень интересные сны...

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Больше фотографий о нашей работе Вы можете посмотреть на нашем аккаунте Инстаграмм gsae_archeo.
Будем рады Вашим комментариям наших дневниковых засписей в Фэйсбуке.

Мы в социальных сетях: