«...ибо мы больше верны прочитанному, чем старушечьим россказням...»

Iordan, Getica, 38

«...nos enim potius lectioni credimus quam fabulis anilibus consentimus...»

Iordan, Getica, 38

Полевой дневник

День семнадцатый, или Уповаем на милость твою, император Валент!

08 августа 2018 года

Внимательный читатель нашего Полевого дневника наверняка еще вчера обратил внимание, что пока восточные готы во главе с Германарихом, еще как-то пытались бороться с гуннами, то их братья – западные готы, или везеготы – «следуя какому-то своему намерению, уже отделились» (Иордан, Гетика, 130). Впрочем, это «какое-то намерение» Иордан позже вполне ясно объясняет: «Везеготы же, ... обитавшие в западной области, напуганные страхом своих родичей, колебались, на что им решиться в отношении племени гуннов; они долго размышляли и наконец, по общему согласию, направили послов … к императору Валенту, брату императора Валентиниана старшего, с тем чтобы подчиниться его законам и жить под его владычеством, если он передаст им для поселения область Фракии или Мезии. Кроме того, чтобы больше было им веры, они обещают стать христианами, если только будут им даны наставники, учащие на их языке.» (Иордан, Гетика, 131-132). Вот так новости! А ведь еще каких-то сто лет назад даже подумать было бы страшно, что, пусть и скрываясь от опасности, воинственные готы, извечные враги Рима, могли бы у него попросить убежища и защиты. Несмотря на то, что они давно служили федератами в Империи, можно представить как нелегко давалось им это решение и как унизительно они себя при этом чувствовали. А тут мало того – они должны были еще и стать христианами, а значит – отказаться от религиозных представлений своих отцов и дедов. Что и сказать – Валент, наверное, аж подпрыгнул от радости на троне: мало того, что он может обратить в христианство сотни тысяч людей, так еще и обеспечить себе защиту своих границ от гуннов. Обо всем этом пишет Иордан: «Получив такое известие, Валент тотчас же с радостью согласился на это, так как и сам, помимо всего, собирался просить о том же. Приняв гетов в Мезию, он поставил как бы стену государству своему против остальных [варварских] племен» (Иордан, Гетика, 132).
Какие только повороты не случаются в истории! Незря говорят: от ненависти до любви – один шаг. Правда в нашем случае, в археологическом, мы чаще говорим: от подчистки до сенсации – пять минут. Но, обо всём по порядку. 
На поселении сегодня был особенный день – силами практики и экспедиции была закончена траншея, а это значит – основные раскопочные работы здесь тоже завершены. Теперь за дело примутся экспедиционники: сначала подчистка траншеи, а потом – изучение объекта. Да, этот объект – наша награда за долгий и упорный труд на поселении в этом году. И теперь самое главное этой наградой воспользоваться с умом: тщательно, кропотливо, сантиметр за сантиметром изучить этот археологический комплекс, не теряя из виду ничего. 
На могильнике школьники, как и вчера, быстро, качественно и профессионально сделали четыре штыка на западных секторах. А вот на южных заканчивалось исследование погребение 231... Пришло время рассказать об этом уникальном погребении, о которым мы не хотели писать заранее, пока оно не было исследовано до конца. А история, как вы наверное помните, началась несколько дней назад, когда показалось пятно этого погребения и мы порядком расстроились – темные пятна в заполнении указывали, что скорее всего оно было ограблено в древности. Еще больше мы расстроились, когда в верхней части заполнения нашли косточку – точно, грабители нам ничего не оставили... Но первый же день расчистки погребения показал, что мы ошибались: расчищены первые четыре сосуда. С каждым днем погребение нас удивляло всё больше и больше. Оно оказалось не только не грабленным, но буквально каждые десять минут мастерок оголял новые и новые сосуды. И вот их уже восемь... четырнадцать... восемнадцать... Но тут произошло нечто совсем небывалое: мастерок уперся во что-то твердое. «Новый сосуд?» Да! Да не просто сосуд – амфора!!!!!!!! Ух ты!!! Пять минут и перед нам предстает во всей своей античной красе изящная, небольшая, с плавно отогнутыми ручками, и даже надписью (дипинто) на горлышке настоящая римская амфора! Просто нет слов! Погребения с амфорами в черняховской культуре не просто редкость, а скорее уникальность. Да, их фрагменты нами находятся много и часто, но так чтобы целая, да в погребении, да в одном комплексе с другими находками, в том числе хорошо датированными! В общем, это погребение сделало наш сезон на могильнике. Но и это еще не всё. Всего в погребении оказалось 23 (!!!) сосуда – такого количества керамики керамики у нас еще в погребениях не было (максимум - 18). А кроме того, в погребении была найдена фибула, гребень, подвески типа «палица Геракла»... Кем же был погребенный? Вождем? Знатной особой? А вот в этом тоже определенный сюрприз, ведь такой богатый инвентарь положили в могилу... ребенку. Да, в этом есть что-то жутковатое... Когда-то, 1600 лет назад на этой земле разыгралась семейная трагедия: в семье умер ребенок. Девочка. Представляется картина: убитые горем родители и родственники решают положить своему чаду всё, чтобы в «лучшем мире» он ни в чем себе не отказывал, чтобы у него было всё то, что он не успел получить при жизни. Родители ставят десятки сосудов, кладут уркашения и бережно вкладывают амфору. Да, аморфы стоят дорого, но разве им что-то жалко для своего чада? Да, так обычно не делают, не кладут амфоры в погребение, но разве могут удержаться родители, чтобы не отдать последнее, самое дорогое. И вот, спустя полтора тысячелетия, археологи радуются и не могут поверить своей удаче: амфора в погребении! Быть может, именно эту роль – вызвать радость там, где была безутешная скорбь – и сыграла эта амфора?... Теперь наша задача фотографировать, зарисовывать и тщательно описывать этот уникальнейший комплекс. 
Конечно, теперь мы можем долго дискутировать – было ли часттью какого-то религиозного обычая вложение амфоры в погребение. Кто-то из ребят-практикантов задал вполне логичный вопрос: во что верили готы? Увы, археология на этот вопрос ответить не может. Но, например, Иордан пишет, что император Валент обратил готов в арианство – так называлось еретическое учение, популярное в то время и в которое верил сам император. Иордан пишет об этом с нескрываемым возмущением: «...император Валент, увлеченный арианским лжеучением, закрыл все церкви нашего толка, ... и послал к ним проповедниками сочувствующих своему направлению; они придя туда, стали вливать [в души] этих грубых и невежественных людей яд своего лжеучения. Так вот везеготы благодаря императору Валенту сделались арианами, а не христианами. В дальнейшем они, движимые доброжелательством, просвещали как остроготов, так и гепидов, своих родичей, уча их преклоняться перед этим лжеучением; таким образом, они склонили все племена своего языка к признанию этой секты...» (Иордан, Гетика, 132-133). А может, родители девочки из погребения 231 тоже стали арианами? 
Возможно, на эти вопросы нам поможет ответить наш замечательный коллега – кандидат исторических наук Михаил Владимирович Фомин, который несколько лет назад тоже привозил группу школьников к нам в Войтенки. Михаил Владимирович – специалист в раннехристианском погребальном обряде, много лет вместе со школьниками исследовал Херсонес, а теперь – Ольвию. Сегодня вечером его представили на нашем традиционном собрании у костра, а это значит завтра с ним уже можно будет устроить дискуссию.
Что ж, до конца летних раскопок в Войтенках остались считанные дни, а находки нас не перестают радовать. А ведь впереди еще исследование объекта на поселении, который тоже вполне может подарить сенсацию и рассказать нам о древних готах так же увлекательно, как это получилось у Иордана.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Больше фотографий о нашей работе Вы можете посмотреть на нашем аккаунте Инстаграмм gsae_archeo.
Будем рады Вашим комментариям наших дневниковых засписей в Фэйсбуке.

Мы в социальных сетях: